Церковная школа Церковная школа. Сайт Отдела по религиозному образованию и катехизации Казанской епархии Русской Православной Церкви.
  •  Церковная школа / Библиотека /

• Новости
• О себе
• Подразделения отдела
• Методический кабинет
• Наше служение
• Библиотека
• Вестник Р.С.Х.Д. (№ 46, III - 1957) Обращения педагогов эмиграции к молодежи России
• Воцерковление школы (На память о С.А.Рачинском)
• Подготовительный конспект к съезду православной молодежи
• Чему учит встреча с греческой церковью
• О трудностях религиозной жизни в детстве и юности
• Закон Божий и экспериментальная педагогика
• Религиозно-нравственное воспитание детей в школе
• Доклад на тему “О дисциплине” Н.Н. Афанасьев
• Пастырь-служитель попечительной любви
• Истинный друг духовного юноши
• Песенный сборник
• Рождественская страничка
• Интернет
• Поиск
• Карта сайта




Доклад на тему:
”О ДИСЦИПЛИНЕ”.

Религиозно-Педагогический Кабинет.
Н.Н. Афанасьев

Тема о дисциплине очень близка теме об авторитете. Окончательное решение обоих вопросов зависит от решения темы свободы в воспитании. Свобода является фактором, связующим и углубляющим две данные темы. Тема дисциплины, конечно, гораздо легче по сравнению с темой об авторитете. Однако, такой взгляд верен лишь при узком понимании термина ”дисциплина”. Если тему о дисциплине расширить до вопроса о принуждении в воспитании вообще, то тема, конечно, значительно углубляется.

Дисциплина в сущности есть организованное принуждение. Организованное в том смысле, что не всякое принуждение (напр. случайное) есть дисциплина. Дисциплина, будучи организованным принуждением, является в то же время и организующим началом, началом, организующим порядок, заранее установленный. Конечно, всякая дисциплина сама по себе не является целью, но есть только средство для достижения определённой цели.

ШКОЛЬНАЯ ДИСЦИПЛИНА.

Школьная дисциплина служить для решения внутренних задач школы.
В школе, однако, существует принуждение внешнее и внутреннее, наличие внешнего принуждения детей в школе дает повод ставить вопрос о школьной дисциплине, т.к. дисциплина всегда считалась основным правилом внутреннего устройства школы.

Ветхозаветная школа - типично принудительная, принуждение в ней - исключительное средство воспитания (вплоть до физического воздействия). Какое идеологическое основание мы можем найти для такого обращения с детьми? Узость понятия о радикальном зле человеческой природы? Однако не стоит искать в ветхом завете идеологического обоснования этого факта. Исключительно правовой уклад жизни, условия школьной жизни того времени, манеры преподавания, отсутствие у детей интереса к изучаемому в школе материалу - всё это требо­вало насилия над детьми. Вначале христианство оказало незначительное влияние на построение школы, школа ещё долгое время оставалась принудительной, с трудной программой, со строгим внешним порядком. Первый, самый громкий протест против принуждения в школьных стенах, выразил Руссо. Его протест исходил из отрицания культуры, которая портит природу человека. Именно он является автором известного парадокса ”все хорошо, что выходить из рук Творца и всё искажается в руках человека”.

В таком свете воспитание должно быть всецело ”естественным”, надо не портить человека, не уродовать его а опираясь на природные данные, развивать в душе человека высшие силы, заложенныё в нём. Задача воспитания состоит в том, чтобы дать возможность природе действовать на человека и внутри его, предохранять его естество от влияния культуры. Таким образом, из признания радикального добра в человеке вырастает педагогический натурализм. Средство свободного воспитания - свобода. Ребёнок должен быть свободен от всякого искусственного принуждения, свободен в своём внешнем поведении, не нужно никаких правил, регламентирующих его поведение.

Исходя из подобной позиции, дисциплина в привычном понятии отсутствует, или же она присутствует в качестве ”естественной” дисциплины. Понятие естественной дисциплины впоследствии было развито Спенсером, а позднее учение Руссо было развито рядом педагогов. Все они имеют, однако, тот существенный недостаток, что обходят вопрос о школь­ной дисциплине. Рассуждая о дисциплине в школе, Толстой в своих педагогических взглядах дошёл до полного отрицания воспитания и даже до отрицания права на воспитание.

"Bocпитание есть насильственное, принудительное воздействие одного лица на другое с целью образовать такого человека, который нам кажется хорошим, "- говорит Толстой.

"Воспитание, как умышленное формирование людей по известным образцам неплодотворно, незаконно и невозможно. Права воспитывать не существует. Позвольте детям знать в чем их благо, позвольте поэтому им самим воспитывать себя и идти путём, который они сами себе выберут." (Толстой).

"Образование же есть свободное общение людей, имеющее своим основанием потребность оного, приобретение сведения, а другого (человека) сообщать уже приобретенное им."

"Учитель не должен иметь никакой власти над учениками, отношения между ними должны быть отношениями равенства. Школа должна только представлять ученикам возможность получать знания, ученики должны иметь право выбирать то, что им нужно, что представляет для них интерес по их собственным понятиям" (Толстой).

Из этих взглядов, развились две педагогические идеи:
I) Дисциплина, как принуждение, совершенно отрицается, воспитание должно быть свободно и быть чуждо принуждения и внутреннего и внешнего

2) Воспитание и школа не должны быть "Mиpoсозерцательными", т.к. это худший вид принуждения.

Встаёт вопрос: в какой мере всё это правильно?
Действительно ли дисциплина противостоит свободе? Можно ли вообще обойтись без принуждения?

Этот вопрос может быть решён только после решения общего вопроса о свободе. Но я не хочу касаться этой темы в нескольких словах, однако, укажу что не все не бесспорно. То, из чего исходят все отрицатели всякого принуждения, а именно, что свобода нам дана, что ею владеет каждый ребенок и что ребенка нельзя воспитывать в рамках определённого миросозерцания.

По-моему убеждению, свобода не есть данность, а есть заданность, свободу ребенок приобретает в конце воспитания. 0дна из задач воспитания как раз в том и состоит, чтобы развить дар свободы. Если дар свободы приобретён, то на этом задача воспитания кончается.

При таком подходе, идея свободного воспитания теряет свою ясность, ибо свободу в детях ещё нужно освобождать от целого ряда стихийных ограничений.

В современной педагогике существует понятие о гармоничном строении личности, для достижения которого достаточно лишь равномерное развитие всех сторон личности. Однако, наряду с понятием о гармоническом строении личности, существует и другое понятие – о иерархическом строении личности, ведущее к совершенно другому построению педагогики.

Если мы положительно решим вопрос о праве на воспитание, то следовательно, мы признаем в какой-то мере и принуждениe.

Школа, как организм предполагает и организующие силы. Этой организующей силой и является дисциплина. Это не есть подавление свободы, но более правильное её развитие и содействие ей, ибо только через дисциплину можно получить и опыт свободы. Таким образом, дисциплина является одним из условий свободы в школе и средством сохранения свободы.

Как же должен быть организован школьный организм? Конечно, "природосообразность" обязательна, необходимо внимание к запросам и интересам ребёнка, к его внутреннему миру, к его самодеятельности. Но должна ли школьная жизнь целиком быть регламентированной? Конечно, нет, иначе получится искажение, которое приблизит дисциплину школы к дрессировке.

"Миросозерцательная" школа является одним из последних слов современной педагогики. Это является реакцией господствовавшее учение о невозможности какого бы то ни было принуждения в школ. Теперь в школах идёт внедрение того или иного миросозерцания. Но передача своего миросозерцания возможна и без внешнего принуждения. Я считаю возможным принять эту форму принуждения и утверждаю, что "немиросозерцательной" школы никогда собственно и не было, (даже у Руссо), а были школы, которые отрицали одно миросозерцание ради другого (своего собственного).

В.В. 3еньковский.
Во-первых, мне хочется пустить в оборот выражение Феррьера из его знаменитой книги: "Духовный прогресс". В этой книге автор полагает, что утверждение о свободе воспитания, является мифом. Процесс воспитания состоит в освобождении ребенка от случайных проходящих настроений. Свободу надо воспитывать.

Во-вторых, в педагогике чрезвычайно много реальных антиномий. Многое верное может вредить детям и наоборот.

С этой точки зрения хочется задать вопрос: возможно ли допускать "перерыв в дисциплине"? Можно ли допускать отступления от дисциплины? Может быть эти отступления даже очень полезны? Иногда ровный, тихий учитель в школе бывает менее удачен, чем непоследовательный и с противоречиями, но с живостью. В некоторых случаях отклонения от дисциплины ведут к её поддержанию.

И.К.Кр. Когда вы воспитываете ребёнка, вы должны обосновать свое миросозерцание так, чтобы ребёнок сам именно его бы его и выбирал.

В.В.3еньковский:
Существует три типа миросозерцательной школы:
I) Советская, 2) Фашистская, и З)Религиозная.

Советская школа не допускает свободы мысли, фашистская шко­ла движется ставкой на энтузиазм (под влиянием большого философа Gentile). Христианская же школа ищет глубины, ищет раскрытия "бремени" свободы, она ставит человека перед вопросом личного выбора и этот последний акт должен быть произведён самим человеком, без всякого давления. В наше время даже католики (не смотря на свой отрицательный опыт до сих пор) начинают понимать всю неустранимость свободы в жизни христианина.

И.К.Кр.
Когда ребенок рождается, рождается ли он анархистом, или же он требует дисциплины? Ребенок находится под влиянием семьи, улицы и школы, школа же воспитывает очень мало. Но вопрос о школьной дисциплине и школьной свободе стоить всё время. Классические понятия о дисциплине сейчас отмерли. План Дальтона о самоуправлении школы, вмешательство учеников в школьные дела- всё это не вяжется с классическим понятием о дисциплине. Классическое понятие отводило слишком мало места индивидуальности ученика. Дисциплина всегда должна быть разумна, если она груба, неразумна, тогда она не достигает своей цели, жестокая дисциплина всегда вызывала протест.

Вопрос о дисциплине стоит и вне школы, в самой жизни, является вопросом нации. (Есть дисциплинированные нации и недисциплинированные). Но не дана ли дисциплинированность нации наоборот, как раз школой? Наряду с благородством и свободой духа надо одновременно воспитывать и формальную дисциплину. Я понимаю дисциплину, как способность подчиняться.

В.В.3еньковский. Надо отметить потребность у человека в дисциплине (хотя и не у всех). Есть натуры с явным противлением всякому подчинению, другие легче живут когда им приказывают и между этими двумя крайностями есть много переходных стадий. В педагогике нужно всегда иметь в виду, насколько данная натура хочет дисциплины. Нельзя забывать, что есть и такие дети, которые живут только в рамках дисциплины. В педагогической практике это необходимо учитывать.

Во-вторых надо помнить, что исходя из иерархического понятия о строении человека, проблему дисциплины надо рассматривать иначе, чем в понятии о гармоническом строении человека.

В - третьих, о границах дисциплины. Есть вещи, на которые дисциплина не может и не должна распространяться. Особенно важно воспитывать в педагоге сознание того, что есть вещи, на которые даже родители не имеют права посягать и надо, чтобы дети и воспитатели знали эго. Многие семьи не всегда воспитывают в своей среде уважение друг к другу. Уважение к личности - холодный, но глубочайший духовный фактор: у детей есть священные вещи, на которые родители не имеют права посягать - это и задаёт границы дисциплине. B тех семьях, где родители это чувствуют и воплощают на практике, создаётся исключительно здоровая атмосфера.

В - четвёртых, скажу, что как больных нужно лечить индивидуально, так и воспитывать надо индивидуально. Ужасная вещь - самоуверенность педагога, ему необходимо смирение. Дисциплина должна быть всегда инструментальна, т.е. служить высшей цели.

Отсутствие дисциплины иногда даже больше воспитывает, чем самая строгая дисциплина.

Принципиально признавая дисциплину, надо ещё сказать, что лучше недисциплинированный свободно-божественный путь человека, чем дисциплинированный небожественный. Дисциплина имеет свои извращения, надо бояться в ней элементов садизма, даже не в смысле наказаний. В каждом из нас не угасли элементы извращенности.

Антиномии дисциплины особенно явно сказываются на опыте духовной жизни. В отношении церковной дисциплины этот вопрос довольно прост, но в духовной жизни дисциплина часто разрушает именно духовность.

Н.H.Афанасьев. По-моему, дисциплины в стоянии перед Богом в глубине духовной жизни быть не может. Дисциплина есть явление социальное, и служит для достижения порядка.

Задача школы как раз в том и состоит, чтобы создать потребность дисциплины. Беда той школе и нации, которые не приучают к дисциплине, не рождают потребности в ней. Я согласен с утверждением, что дисциплины должно быть как можно меньше, как можно меньше должно быть и правил. Цель дисциплины только в том, что бы поддерживать порядок.



Смежные разделы
 
© 2003-2012 Отдел религиозного образования и катехизации
Казанской епархии Русской Православной Церкви Яндекс.Метрика
Создание и поддержка сайта - проект «Епархия»
Система управления сайтом «Экспресс-Веб»